Понедельник, 20.11.2017, 10:38

Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Меню сайта

» Категории каталога
ИНТЕРЕСНОЕ ОБО ВСЕМ [115]

» Наш опрос
СКОЛЬКО У ВАС СОБАК?
Всего ответов: 796

Главная » Статьи » ИНТЕРЕСНОЕ » ИНТЕРЕСНОЕ ОБО ВСЕМ

А.В. Субботин, Л.Л. Ращевская ЛЕЧЕБНАЯ КИНОЛОГИЯ

Мировоззренческое значение проблемы коммуникации животных

 

В работе «Биология десяти заповедей» немецкий исследователь В. Виклер подчеркивает, что у человека изначально действие библейского принципа «возлюби ближнего, как самого себя» зависит от того, относит ли он другого к «ближним» или же к «чужакам»: «Заповедь любви к ближнему становится проблематичной, когда приходится рассматривать в качестве «ближних» чужих или даже врагов». (цит. по Каган, 1988, с. 167–168). Иными словами, принципиальным для действия этических норм и правил является выбор, того или иного полюса в дихотомии: «мы – они», «свой – чужой», «похож на меня – не похож на меня». Следовательно, чтобы почувствовать в другом «ближнего» и соответственно «возлюбить его», очень важно, чтобы другой был как можно больше похож на нас – морфологически, функционально, социально. В этом плане ключевое значение имеет возможность или невозможность понимать другого, для чего необходима определенная степень комплиментарности, взаимного соответствия нашей системы коммуникации и его. Таким образом, для того чтобы включение природных объектов в сферу действия этики проходило психологически естественно, необходимо, чтобы человек видел в них как можно больше «человеческого». Рассмотреть данную проблему интересно не только с точки зрения отношения к природе, но и с точки зрения отношения между «больными» и «здоровыми» людьми.

Как уже говорилось, для того чтобы на какой-то природный объект могло быть распространено действие этических норм, необходима возможность устанавливать с ними взаимопонимание, которое в большей мере обусловлено комплиментарностью, взаимным соответствием систем коммуникации человека и данного природного существа.

В общем виде коммуникативную связь можно рассматривать как совокупность трех основных элементов: источника сообщения, приемника и канала связи. Основная функция источника сообщения – создание сигналов, несущих в себе некую информационную нагрузку. Основная задача приемника – выделение из принятого сигнала какой-то информации, иначе говоря, сопоставление характеристик воспринятого сигнала с некоторой системой, хранящейся в памяти. Варьирование физических характеристик сигналов зависит также от свойств канала связи, накладывающих свое влияние на свойства сигнала (Константинов А.И., Мовчан В.Н. «Звуки в жизни зверей», 1985 г.).

 

 

Фрагмент занятия. «Феня» ищет у кого спрятано лакомство.

 

Сигналы являются важнейшим основанием для классификации коммуникативных систем. Такие классификации в большинстве случаев базируются именно на специфике происхождения и механизмов действия сигналов: звуков, зрительных поз и телодвижений, запахов и т.п. Выделяются сигналы: оптические, мимические, биоритмические и т.д.

При рассмотрении способов коммуникации среди животных было обнаружено, что различные их группы более или менее специализированы по типам используемых сигналов в зависимости от степени развития у них тех или иных органов чувств. Существует также общая корреляция между свойствами сигнала и функцией, которую он выполняет (Меннинг О. «Поведение животных: Вводный курс», 1982 г.).

Чтобы понять почему мы с животными понимаем друг друга, почему человек понимает собаку, а собака понимает человека необходимо рассмотреть каналы коммуникации и их эволюцию.

Тактильный канал коммуникации. Осязание ограничено в своих возможностях передачи информации, а во многих случаях это – главный из каналов коммуникации.

Тактильная коммуникация, несомненно, доминирует в общественном взаимодействии у многих беспозвоночных. Например, в колониях термитов у слепых рабочих, которые никогда не покидают подземных тоннелей, или у дождевых червей, которые ночью выползают из нор для спаривания.

 

Элемент работы на развитие тактильных ощущений.

 

Тактильная коммуникация сохраняет свое значение и у многих позвоночных. Те, кому доводилось видеть, как пара попугаев в клетке нежно перебирает друг другу перышки, думается, не сомневаются в коммуникативной функции этой формы поведения. Общественные млекопитающие (львы, ластоногие, грызуны) проводят значительную часть времени в физическом контакте друг с другом. Расчесывание шерсти у другой особи осуществляется в знак подчинения и отсутствия агрессивных намерений, служит надежным признаком бесконфликтных отношений.

В коммуникативной системе человека тактильный канал, конечно, не имеет ведущего значения. Тем не менее в определенных ситуациях именно тактильная коммуникация выступает на первый план. Велика ее роль в сфере сексуальных отношений, а также на ранних этапах онтогенеза, когда тактильные контакты ребенка с родителями (и в первую очередь, с матерью) совершенно необходимы для нормального развития психики. Тактильная депривация ребенка обусловливает дефекты развития эмоциональной и даже когнитивной сферы, предопределяет невротические тенденции в формировании личности на более поздних стадиях онтогенеза. Именно поэтому тактильная коммуникация больных детей с собаками, возвращая их к истокам, позволяет проводить достаточно эффективную коррекцию.

Особое значение приобретает тактильный канал для слепых и слепоглухонемых людей. При этом значительно возрастает чувствительность, восприимчивость соответствующих воспринимающих систем, а тактильный канал становится ведущим в системе коммуникации. Даже у здоровых людей, в результате специального тренинга, можно развить тактильные анализаторы таким образом, что у них резко возрастают возможности тактильного общения с партнерами, появляется новый источник получения сенсорной информации о других людях.

Тактильная коммуникация у человека в значительной степени ритуализирована: рукопожатия, ритуальные поцелуи, объятия при прощании и встрече и т.п. Вообще, для людей характерна склонность к тактильным контактам при эмоциональном возбуждении: например, во время комедии в зрительном зале незнакомые люди могут, заливаясь от хохота, подталкивать друг друга плечами и даже хлопать по коленкам.

В напряженных ситуациях люди также склонны теснее прижиматься друг к другу, браться за руки. Тактильные контакты у человека связаны с ощущением единства с группой (семьей, спортивной командой – словом, с партнерами по совместной деятельности).

Тактильные коммуникативные сигналы могут играть значительную роль в установлении контактов человека с представителями класса млекопитающих. Когда ребенок гладит собаку или почесывает ее за ухом, а та в ответ лижет ему руки, между ними устанавливается психологическая близость как между членами одной «стаи». В процессе приручения диких животных важнейшим становится тот момент, когда животное разрешает до себя дотронуться. Зоологи, занимающиеся приручением животных, отмечают, в частности, что установлению доверительных отношений в особенности способствует совместный сон «в обнимку».

 

Фрагменты занятий по курсу «Юного Кинолога».

 

Тактильная коммуникация является решающей при взаимодействии больных детей с животными, в этом заключается один из терапевтических эффектов.

Химический канал коммуникации. Он особенно хорошо развит у насекомых и млекопитающих. К отрицательным сторонам химической коммуникации можно отнести трудности быстрого изменения сигнала, а также трудность точного воспроизведения стандартного запаха. В связи с этим большинство химических сигналов используется для передачи одиночных, относительно стабильных сообщений.

Многие млекопитающие маркируют территорию при помощи запаховых меток, часто концентрируя их на особых местах. Запах используется также для сообщений о состоянии самок млекопитающих в период размножения, сигнализируя об их готовности к встрече с самцом. Этот тип сигнала характерен также и для неоплодотворенных самок многих видов бабочек. При благоприятном ветре самцы могут улавливать такой запах за 4–5 км. Муравьи же применяют химические сигналы другого типа. Например, для сигнала тревоги ими используются летучие вещества, которые распространяются в радиусе 3–5 см и в пределах минуты распадаются до уровня концентрации, лежащего ниже порога обнаружения. Если бы эти вещества были устойчивыми, то точная локализация источника непосредственной опасности была бы невозможной.

Поскольку обоняние человека (а соответственно, и способность к химической коммуникации) развито относительно слабо, то роль запахов в качестве коммуникативных сигналов у него невелика.

В большинстве случаев коммуникативную функцию выполняют не собственные запахи человека, а специально создаваемые для коммуникативных целей (например, духи), запахи, связанные с предметом деятельности.

Естественные запахи человека сохраняют определенную роль в сексуальной сфере. Известно также, что ряд заболеваний человека сопровождается соответствующим запахом, на чем строится, в частности, специальная система медицинской диагностики.

Пожалуй, из всех коммуникационных сигналов обонятельные сигналы других животных наименее доступны как восприятию со стороны человека, так и декодированию, интерпретации. Люди обычно ограничиваются разделением естественных запахов на «приятные» и «неприятные».

Визуальный канал коммуникации. Связь при помощи зрительных сигналов характерна для позвоночных животных, а также головоногих моллюсков, т.е. для видов с хорошо развитым зрением. Характерно, что цветовое зрение универсально для всех групп животных, кроме млекопитающих, которые утратили его еще на ранней стадии филогенеза, когда их предки – ночные насекомые потеряли цветовосприятие, не давшее им каких-либо преимуществ.

Несмотря на наличие цветового зрения, зрительная коммуникация у членистоногих распространена, в общем-то, нешироко. В качестве примера можно привести зрительные сигналы в демонстрациях ухаживания у бабочек, манящих крабов и, особенно, светлячков.

Большую роль в коммуникации по визуальному каналу играют движения: жесты, позы и мимика. Ученные выделяют в качестве наиболее совершенной двигательной коммуникативной системы «танцы пчел». С помощью танцев после возвращения в улей пчелы передают другим особям разнообразную информацию о расстоянии до взятка и направлении на него.

У многих других, значительно более развитых животных нет столь совершенной системы двигательной коммуникации, как у пчел, но у всех есть те или иные выразительные движения, несущие какую-то информацию. Причем у отдельных видов двигательная коммуникация играет в передаче сигналов главенствующую роль, а порой вообще является единственной.

Для человека весьма значима двигательная коммуникация. Она, наряду с проксемической системой, регулирующей расстояние между партнерами и время контакта, и визуальным общением – «контактом глаз», входит в сферу невербальной коммуникации человека. Невербальная коммуникация – неотъемлемая и немаловажная сторона взаимодействия людей. На основе интерпретации невербального поведения раскрывается внутренний мир партнера по общению, осуществляется формирование психологического содержания общения и совместной деятельности. Невербальное поведение оказывается не только знаком психических состояний человека, но и способом их развития и формирования.

Интересно, что даже морфологические особенности человека эволюционно связаны со спецификой его невербальной коммуникации. По мнению Ч. Дарвина, отсутствие волос на значительной части лица человека привлекает внимание к глазам, мимике, играющим важнейшую роль при коммуникации.

Необходимо особо подчеркнуть, что невербальные сигналы партнера, воспринимаемые человеком, подлежат не просто декодированию (как это имеет место у животных), а творчески интерпретируются, причем эта интерпретация в значительной степени детерминирована культурно-историческими условиями.

Но тем не менее значение двигательной коммуникации ограничено как у многих животных, так и у человека, поскольку ведущую роль у них играет аудиальный (звуковой) канал. Анализируя роль двигательной коммуникации в процессе формирования человеческого языка, Ч. Дарвин приходит к выводу, что в филогенезе человека, «как и у животных, двигательные сигналы занимали место сопутствующего явления по отношению к нарождающейся звуковой речи и складывающемуся языку».

Но при установлении контактов человека с различными животными (особенно ведущими групповой образ жизни) визуальный канал коммуникации оказывается основным. Это связано с тем, что у каждого вида ведущие способы коммуникации всегда наиболее специализированы и соответственно наименее доступны для декодирования другими: танцы пчел понятны только пчелам. В то же время вспомогательные способы, которые менее совершенны для передачи различных нюансов сообщений, намного более доступны для понимания другими, поскольку они носят относительно универсальный характер. Мы отлично понимаем собаку, когда она приветливо виляет хвостом или боязливо поджимает его, показывает клыки, предупреждая о нападении, жмурится от удовольствия, когда ее чешут за ухом, и т.д.

Я. Линблад (1983 г.) отмечает, что для установления контактов с дикими животными целесообразно имитировать их позы, движения, мимику. Конечно, при этом следует избегать телесных проявлений, которые этими животными могут восприниматься как агрессивные (пристальный взгляд в глаза, любые резкие, неожиданные движения, например взмах рукой или быстрое изменение позы).

Особо следует упомянуть возможность человека понимать цветовые сигналы животных. Так, чередование ярких желтых и черных полос (оса) служит сигналом опасности. Интересно, что на транспорте и на производстве опасные зоны или детали, выступающие за габариты транспортного средства, принято окрашивать черно-желтыми полосами. Человек может любоваться развернутым ярким хвостом павлина точно так же, как и самки павлина, для которых, собственно, это зрелище и предусмотрено.

Аудиальный канал коммуникации. Звуковые сигналы имеют ряд значительных преимуществ по сравнению с сигналами других коммуникативных каналов: «Звуки могут быть более дифференцированы, чем запахи, мгновенно воспринимаются, звуковая сигнализация не ограничена дневным временем как двигательная, наконец, звуки могут выражать самые разнообразные эмоциональные состояния животного, и поэтому с этой точки зрения они информативно несравненно богаче других форм сигнализации» (Алексеев В.П. «Становление человечества», 1984 г., с. 183). Звуковая коммуникация – наиболее универсальный тип коммуникации, широко распространенный, включенный в поведение практически на всех этапах развития животного мира и играющий в этом поведении громадную роль.

Даже у насекомых, не говоря уже о более продвинутых в эволюционном отношении группах животных, акустические средства коммуникации занимают значительное место во взаимодействии особей и при передаче информации об источниках пищи.

Развитие подводной микрофонной техники позволило открыть мир звуков, издаваемых рыбами. Более того, водная среда даже лучше воздушной приспособлена к распространению звуков, которые затухают гораздо медленнее. Пейн и Мак-Вей в своем исследовании горбатых китов установили, что их «песни» могут восприниматься другими китами за несколько сотен километров. Это рекорд дальности в коммуникации животных (Меннинг О. «Поведение животных: Вводный курс», 1982 г.).

Пожалуй, только пресмыкающихся, а также хвостатых земноводных (тритоны, саламандры) можно отнести к «молчунам», причем у эволюционно ближайших к ним птиц и бесхвостых амфибий (лягушки, жабы) звуковая коммуникация, безусловно, занимает важнейшее место в поведении.

Наиболее интересно с точки зрения анализа звуковой сигнализации как основы, на которой возникла человеческая речь (Алексеев В.П. «Становление человечества», 1984 г.), рассмотреть социальное поведение приматов – низших и человекообразных обезьян.

Существует основополагающее различие между врожденными поведенческими стереотипами выражения, свойственными животным, и человеческим языком как средством коммуникации, приобретенным в процессе научения в онтогенезе и являющимся материализацией социального опыта. Фонетический строй, грамматические и синтаксические категории, лексическая безграничность принципиально отличают язык человека от любой врожденной системы коммуникации, какой бы сложной она ни казалась на первый взгляд и как бы ни была она организована по существу.

Звуковые сигналы животных в значительной степени могут быть понятны человеку. Мы легко различаем, когда собака лает злобно, а когда лениво или жалобно скулит. (Точно также собака отлично понимает, когда мы с ней ласково разговариваем, а когда сердимся, даже если нас и не видит.)

Особое значение звуковая коммуникация имеет при установлении контактов с такими птицами, как попугаи, единственными существами, с которыми человек вообще способен «поговорить» на своем языке.

Издавна человек пытается влиять на поведение животных, имитируя их собственные звуковые сигналы как своим голосом, так и с помощью специальных приспособлений (манков). Достаточно вспомнить охоту на волков, когда разбежавшиеся волчата созываются к логову «голосом родителей», или охоту на уток с помощью различных утиных манков.

 

 

Сравнение коммуникационных систем человека и животных с точки зрения лингвистики

 

Сравнительный анализ коммуникационных систем некоторых животных и человека с позиции лингвистики был проведен Р. Футсом и Ч. Хоккетом. Он строился на основе семи ключевых свойств языка, выделенных Ч. Хоккетом, который предлагал таким образом показать, какие характеристики языка присущи только человеку.

Наряду с общением человека, для анализа использовались коммуникационные системы пчелы, рыбы колюшки, серебристой чайки, гиббона и «обученных» шимпанзе. Эти животные были выбраны по двум причинам: во-первых, они демонстрируют разнообразие способов коммуникации, а во-вторых, их коммуникационные системы относительно хорошо изучены.

Когда пчела обнаруживает источник пыльцы, она возвращается в улей и танцами сообщает остальным пчелам о местоположении источника корма и его количестве. Самцы и самки колюшки сообщают о готовности приступить к размножению путем изменения своей окраски и форм тела. Птенцы серебристой чайки побуждают родителей кормить их, делая клюющие движения в направлении родительского клюва. В сообществе гиббонов существует система криков, оповещающих о различных опасностях и общих потребностях. Ч. Хоккет полагает, что в каждой из этих коммуникационных систем присутствует по меньшей мере одно из выделенных им ключевых свойств языка. Кратко рассмотрим эти свойства.

1. Структурная двойственность. Человеческий язык обладает одновременно звуковой (фонологической) и смысловой (грамматической) организацией. Вместо того чтобы для каждого сообщения использовать отдельный сигнал, человеческая речь строится из конечного числа звуков или фонем, комбинации которых позволяют передавать самые разнообразные сообщения.

2. Продуктивность. Живое существо способно создавать и понимать бесконечное число сообщений, составленных из конечного числа имеющих смысл единиц. Ч. Хоккет считает, что именно продуктивность делает возможной аналогию. 3. Произвольность. Произвольность дает возможность построения конструкций, позволяющих делать абстрактные описания. Ч. Хоккет по этому поводу остроумно замечает, что люди могут разговаривать о чем угодно, а пчелы – только о нектаре.

4. Взаимозаменяемость. Любой организм, способный посылать сообщения, должен быть способен и принимать их. Например, когда самка колюшки раздувает брюшко, она стимулирует самца к брачному ритуальному поведению, но их роли поменяться не могут, взаимозаменяемость отсутствует.

5. Специализация. Коммуникационное поведение специализировано, если ответное поведение не связано непосредственно с физическими следствиями полученного сообщения. (Ч. Хоккет). То есть общение специализировано в тех случаях, когда животное лишь сообщает что-то, но не действует непосредственно.

6. Перемещаемость. Сообщение является перемещаемым в той степени, в какой предмет сообщения и его результаты удалены во времени и пространстве от источника сообщения.

7. Культурная преемственность. Опыт, накопленный отдельным индивидом, может повлиять на всю культуру даже на протяжении жизни одного поколения. При отсутствии культурной преемственности природе, чтобы отделить приспособленных от неприспособленных, требуются тысячелетия. Ч. Хоккет рассматривает культурную преемственность как основное свойство общения людей. Несмотря на то что коммуникативная система человека качественно отличается по своей сложности и полифункциональности от коммуникативных систем животных, в ней присутствует большое количество невербальных компонентов, идентичных либо сопоставимых с аналогичными компонентами коммуникации животных. «Языковой барьер» между человеком и животными не столь радикален, как это часто заявляется: они действительно способны понимать друг друга – причем, в буквальном, а не в переносном смысле! – благодаря тому, что их коммуникативные системы в определенных случаях перекрываются. Данное положение имеет важное значение как в мировоззренческом плане, способствуя формированию синкретичного восприятия мира, так и в терапевтическом, формируя партнерскую позицию по отношению к животным. Именно комплиментарность коммуникационных систем человека и тех или иных живых существ, обеспечивающая возможность общения с ними (в строгом психологическом смысле этого термина!), является важным фактором, определяющим характер терапевтического взаимодействия с животными. В процессе коммуникативного взаимодействия актуализируются такие важнейшие механизмы развития личности человека, как эмпатия, идентификация, рефлексия и коммуникативные способности.

Эффективность терапевтического воздействия будет определяться сформированностью отношения к природе, которая имеет возрастную тенденцию. Попробуем кратко проанализировать возрастные аспекты данного вопроса.

 

 

Возрастные аспекты формирования отношения к природе

 

Отношение к природе в дошкольном возрасте.

Мир природы как специфический объект отношения не может быть дифференцирован на ранних стадиях онтогенеза: «В младенчестве ребенок отождествляет себя с миром». Субъективное отношение к природе начинает развиваться у ребенка только на основе соответствующего жизненного опыта, который появляется у него в дошкольном возрасте. Это, во-первых, опыт его непосредственных контактов с животными и, во-вторых, опыт общения со взрослыми, в процессе которого ребенок познает определенные сведения о мире природы и свойственные для взрослых экологические установки.

Однако в этом возрасте отношения к природе оказываются высоко доминантными. В процессе становления основ мировоззрения у дошкольников представление о живой природе является одним из узловых пунктов складывающегося у ребенка образа мира. Представляется, что субъектность, которой ребенок наделяет все живое, связана также с такой специфической чертой детского сознания, как анимизм, обусловливающий антропоморфический характер восприятия мира природы, размытость границ между «человеческим» и «нечеловеческим». Именно этот фактор и определяет терапевтичность взаимодействия между животным и ребенком, взрослый в данном случае выступает посредником взаимодействия.

Отношение к природе в младшем школьном возрасте.

В младшем школьном возрасте мир природы начинает играть все более значительную роль в психической жизни ребенка. Отношение к природе в этом возрасте становится более интенсивным. В процессе социализации ребенок преодолевает свойственный дошкольному возрасту эгоцентризм, начинает отделять свое «Я» от окружающего мира, субъективное от объективного и т.д. Многие дети младшего школьного возраста способны проявлять способность к эмпатии, к эмоционально насыщенному взаимодействию со своими домашними животными. Более того, для многих детей этого возраста животные становятся «значимыми другими».

У младших школьников отношение к природе в наибольшей степени проявляется именно в познавательной сфере. Общая тенденция развития субъективного отношения к миру природы в младшем школьном возрасте заключается в накоплении опыта психологического и практического взаимодействия с различными природными объектами. «Если в первом классе пробуждение у детей чувства сопереживания представителям животного и растительного мира, любви к ним... может представлять собой самоцель, то к завершению данного возрастного периода эти чувства должны приобретать характер мотивов экологически ориентированной деятельности. Суть состоит в том, что в младшем школьном возрасте совершается переход от созерцания окружающего мира к преобразующей его деятельности. Этот процесс сопровождается накоплением опыта переживаний по отношению к представителям животного растительного мира (привязанности, любви, радости общения, огорчения от случаев нанесения вреда и т.д.)» (Цветкова И.В. «Учителю об экологии детства», 1995 г., с. 49).

Исходя из вышеизложенного можно сделать предположение, что взаимодействие с животными будет иметь глубокий характер. Именно по этому в данном возрасте эффективно использование анимотерапии для лечения различного рода психологических и психофизиологических травм.

Отношение к природе в подростковом и юношеском возрасте.

В подростковом возрасте отношение к природе становится резко полярным – от отношения к природе как к средству до отношения к природе как к цели. Свойственным старшим подросткам прагматизм отношения к природе и их общая социально-психологическая напряженность превращают для них мир природы в своего рода «полигон» для социальных достижений. Иными словами, старшие подростки стремятся просто использовать природу, а к взаимодействию, общению с природными объектами они уже не склонны. Именно поэтому животные выступают скорее как объект взаимодействия между взрослым и подростком. Исходя из этого необходимо смещать акценты в зоотерапевтических программах с прямого взаимодействия с животным на взаимодействие со взрослыми и друг с другом. Учитывая эту особенность, нами были разработаны программы кинологической психокоррекции, позволяющие формировать у подростков социально приемлемые стереотипы поведения, повышать патриотическое сознание, проводить социализацию и интеграцию трудных подростков и малолетних преступников в общество. Чем же психологически продиктована смена отношения? Дело в том, что в этом возрасте активно формируются границы собственного «Я», закладываются основы определенных жизненных принципов, для чего необходимо максимально войти в мир людей, проверить утверждения, полученные в детстве, наработать свой собственный мировоззренческий опыт. При этом сохраняется базовая экзистенциальная ценность – безопасность, с сохранением которой возникает множество проблем. Более подробно эта проблема описывается в трудах Эрика Эриксона, посвященных описанию возрастной периодизации развития личности. В следующих наших работах мы опишем данный феномен более подробно.

 

Дети осваивают азы ухода за собаками.

 

Категория: ИНТЕРЕСНОЕ ОБО ВСЕМ | Добавил: Лариса (23.05.2010)
Просмотров: 1171 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
» Форма входа
Логин:
Пароль:

» Поиск

» Друзья сайта

» Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz