Суббота, 22.07.2017, 03:54

Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Меню сайта

» Категории каталога
ИНТЕРЕСНОЕ ОБО ВСЕМ [115]

» Наш опрос
КАКИМ ВИДОМ СПОРТА ВЫ ЗАНИМАЕТЕСЬ СО СВОЕЙ СОБАКОЙ
Всего ответов: 335

Главная » Статьи » ИНТЕРЕСНОЕ » ИНТЕРЕСНОЕ ОБО ВСЕМ

А.В. Субботин, Л.Л. Ращевская ЛЕЧЕБНАЯ КИНОЛОГИЯ

Это написано рукой ребенка, ученика 3 класса, больного ДЦП. Это обращение к кинологам он писал три дня.

 

Говоря о проблеме болезни и здоровья, важно рассмотреть вопрос о желательности печали и боли или их необходимости. Скорее всего, мы не можем говорить о росте и самосовершенствовании без боли и печали, без грусти и внутренней неразберихи. Иногда переживания боли приводят к положительному воздействию, и в этих случаях нам просто необходимо провести человека через боль, не превращая помощь в гиперопеку и гиперзащиту. Когда речь идет о детях и взрослых-инвалидах, которые вынуждены всю свою жизнь провести с этой болью, то понимание и принятие боли позволяет им приобрести силу, сконцентрироваться на собственной актуализации и развитии. Главная мысль и идея заключается в том, что человек с физическим недугом остается человеком, сильным и способным жить, заботиться о себе и о близких. Принятие ответственности – лечит и воспитывает.

Итак, удовлетворение базовых потребностей предоставляет возможности для роста, внутреннее напряжение, возникающее при актуализации потребностей, приводит к возникновению и проявлению активности. Удовлетворение дефицитарных потребностей и потребностей роста оказывает различное объективное и субъективное влияние на личность. Можно говорить о том, что удовлетворение дефицита позволяет избежать болезни, удовлетворение потребностей роста формирует позитивное здоровье. Когда мы говорим об эффекте зоотерапии, то имеем в виду эффект позитивного здоровья, который проявляется через активное взаимодействие с животным и принятие на себя ответственности за заботу о нем. Это приводит скорее не к прекращению боли, а к выработке приспособительных механизмов, необходимых для того, чтобы быть успешным и преодолевать трудности. Дефицитарные потребности – общие для всех представителей человеческого рода и в некоторой степени для других видов, самоактуализация (как актуализация самости) – индивидуальна, поскольку все люди разные.

Как всем растениям нужны солнце и питательные вещества из окружающей среды, так и все люди нуждаются в безопасности, любви и определенном статусе внутри их окружения. И в том, и в другом случае настоящее развитие индивидуальности может начаться лишь тогда, когда насыщены эти элементарные, общие потребности, но каждый человек формирует свой собственный, уникальный стиль, используя эти потребности и необходимые элементы для своих личных, частных целей. Развитие обусловливается тем, что происходит внутри, а не тем, что происходит снаружи.

Потребность в безопасности, принадлежности, любви и уважении может быть удовлетворена только другим человеком, то есть только объектом, находящимся за пределами личности, вне ее. Это означает наличие зависимости от окружения. В этой зависимой позиции личность не может утверждать, что управляет собой или контролирует себя. Человек должен быть зависимым от источников, которые могут обеспечить необходимое удовлетворение. Он должен быть «управляемым» и чувствительным к одобрению, настроению и желаниям других людей. Можно сказать, что он должен адаптироваться, стать гибким и изменить себя, чтобы чутко реагировать на изменение внешней ситуации. Он вследствие своей зависимости изменчив и разнообразен, окружение же фиксировано и неизменно.

В противоположность этому самоактуализирующиеся индивиды, так как они по определению удовлетворили свои базовые потребности, менее зависимы, более автономны и сами управляют собой. Люди, руководствующиеся мотивами роста, могут сопротивляться давлению окружающей среды. Такие люди становятся более самодостаточными и наполненными. Причины, управляющие ими, – это причины преимущественно внутреннего порядка, а не социальные и средовые.

Важно отметить, что в нас присутствует страх узнать о себе правду. Мы очень боимся увидеть себя слабыми, никчемными, несостоятельными и т.д., мы старательно защищаем свой идеальный образ. Именно этот момент приводит людей к тому, чтобы изолироваться и дистанцироваться от инвалидов, от людей, которые, на их взгляд, являются воплощением недуга и слабости. Зоотерапия, а в частности лечебная кинология, помогает решить эту проблему, организуя взаимодействие опосредованно, через собаку. В силу отсутствия прямого противопоставления и присутствия акцентов на силу, общность, идентичность переживаний и т.п. достигается интегративный эффект.

 

Вручение медали «Юный Кинолог».

 

Рассмотрим роль среды в процессе самоактуализации. Люди демонстрируют в своей собственной природе давление в направлении полноценного бытия, совершенной актуализации своей человеческой сути в том натуралистическом, научном смысле, в котором можно сказать, что желудь тяготеет стать дубом. Человек не только не слит со своей человечностью, не слеплен по этой мерке от и до, его не учили быть человеком в полном смысле этого слова. Роль окружения заключается в том, чтобы позволить ему актуализировать свой собственный, а не чей-то безликий потенциал.

Проявление человеческой самости возможно во взаимодействии, создание возможностей для актуализации потенциала проявляется во взаимодействии. Каким же должно быть общение между собакой и человеком, человеком и человеком, чтобы достигался терапевтический эффект? Наиболее полно этот вопрос освещен в книге М. Бубера «Я и Оно». В случае, когда между субъектами взаимодействия контакт строится по принципу Я-Ты, возможно возникновение Мы. Это Мы является общим метаиндивидным пространством, приводящим к обоюдному изменению взаимодействующих сторон. Происходит наиболее полный обмен чувствами, состояниями и информацией. Только в таком взаимодействии возможна искренняя забота, проявление доброты, поддержки и возникновение эмоционального контакта. Наша методика делает основной акцент на формировании такого рода взаимодействия. В современном мире необходим акцент на человека как на субъект собственного здоровья. Если проследить, как изменяется отношение человека к себе и своему состоянию, то мы все больше подходим к тому, что наше состояние – это наше собственная активность по отношению к самим себе. Мы все больше задумываемся о наших проблемах, о путях их решения, о создании здоровьесберегающих технологий, которые активно внедряются в образовательный процесс. Проблема единства человека с природой и пагубного влияния на человека потери этой связи описывалась многими учеными и философами. Эту проблему активно обсуждал и разрабатывал Эрих Фромм в своей работе «Быть или иметь». В данном случае «быть» рассматривается не как праздное существование в своей биологической оболочке, а как активная, целостная и аутентичная включенность в жизнь, в процесс бытия. Осознание своего предназначения, осознание мира вокруг себя, своего единства с ним и своего глубинного одиночества. Вечная борьба биологического и духовного, морали и выгоды, чувств и разума, только в этом противостоянии и рождается мудрость человеческая. Если вернуться к проблеме одиночества, то она носит экзистенциальный характер. В силу того что каждый из нас индивидуален и неповторим, мы в полной мере никогда не сможем понять и прочувствовать друг друга, а соответственно, и быть понятыми. Именно это одиночество приводит к переживанию экзистенциальной тревоги, именно эта тревога помогает нам максимально открываться и проживать чувства и взаимоотношения с миром. Сохраняя главную экзистенциальную ценность – безопасность, мы не всегда способны открываться людям, и тут на помощь приходят животные. На этой основе складываются глубокие эмоциональные связи со своими домашними питомцами, мы формируем субъект – субъектные отношения с представителями животного мира. Примеров тому великое множество. Обратимся к литературе, где воспевается верность и преданность собак, описывается боль и переживания утраты любимого четвероногого друга. Хотелось бы процитировать стихи неизвестного автора:

 

«СОБАКА С ГОВОРЯЩИМИ ГЛАЗАМИ»

В который раз душе покоя не дает

Собака с говорящими глазами,

Отчетливым виденьем в памяти живет – Их доброту и боль не передать словами.

Где бродишь ты сейчас, о падшая волчица,

Нося под сердцем пламенным щенков?

Быть может, ласки ждешь, смотря в чужие лица,

И свято веришь в них, как в праведных богов?

Как жаль, что никогда не сможешь ты понять,

Собака с говорящими глазами,

Что значит навсегда кого-то потерять,

И Бог тебя, увы, не наградил слезами.

И снова под дождем, забыв про грязь и слякоть,

Давай с тобой споем всем тем, кто может плакать.

Пусть каждый для мечты в душе откроет дверцу

И вечно ждет любви, как ждет собачье сердце...

 

Хотелось бы более основательно остановиться на анализе формирования отношения к природе и влиянии этого отношение на развитие личности.

 

 

Психология отношения к природе

 

Еще одним из аспектов понимания эффективности и основ воздействия зоотерапии на психику человека является анализ его взаимоотношения с природой. Мир природы мы рассматриваем не случайно, ведь и человек, и собака являются частью этого мира. Но благодаря тому что человек назвал себя царем природы, многое в этом единстве нарушилось. На наш взгляд, взаимодействие между собакой и человеком является ярким примером этого единства и взаимодополняемости. Поговорим немного о проблемах психологии экологического сознания.

Психология экологического сознания акцентирует свое внимание на психологической составляющей взаимодействия (как реального, так и идеального) человека с миром природы. Специфика этого взаимодействия определяется спецификой самого мира природы, который занимает в определенном смысле промежуточное положение между миром вещей и миром людей. Для адекватного описания и анализа взаимодействия человека с животными и растениями в одних случаях достаточно концептуального и понятийного аппарата общей психологии, в других – необходимо привлечение аппарата социальной психологии.

Важно понять понятие «мир природы». Если «природная среда» выступает по отношению к человеку как объективно функционирующая целостная система, обеспечивающая его жизнедеятельность, то «мир природы» – это совокупность конкретных, эмоционально окрашенных и субъективно значимых природных комплексов, взятых в их единичности и неповторимости. «Природа как среда» функционирует в сфере материального, «мир природы» конструируется самой личностью, существует в сфере идеального, «надстраивается» над природой как материальным субстратом.

 

«Моя собака» Лена К. 11 лет.

Смысловую разницу между «миром природы» и «природой как средой» легко понять, если просто сравнить привычную и близкую нам фразу: «весеннее пробуждение мира природы» и аналогичные, но бессмысленные конструкции: «весеннее пробуждение природной среды» или «весеннее пробуждение окружающей среды». В словосочетании «пробуждение мира природы», безусловно, подчеркивается совершенно естественная для человека субъективность восприятия природы.

Смысловые различия между «миром природы» и «природной средой» можно продемонстрировать также с помощью терминов гештальтпсихологии «фон» и «фигура». «Природа как среда» для человека субъективно выступает своего рода «фоном», на котором разворачивается деятельность тех или иных субъектов. «Мир природы» всегда является для человека «фигурой», на которой собственно и концентрируется его внимание. Человек склонен очеловечивать объекты природы, наполнять их теми качествами и характеристиками, которые присущи миру человека. Так, например, мы присваиваем своим домашним питомцам те качества, которые присущи нам, либо те, которых нам по объективным причинам не хватает. Именно благодаря этому мы видим, что собаки очень сильно похожи на своих хозяев.

Мы наслаждаемся картинами природы, игрой животных, тем, как наши собаки взаимодействуют с детьми и т.п.

В педагогической литературе сложилась традиция использования таких полярных терминов, как «потребительское отношение к природе» («утилитарно-потребительское») и «ответственное отношение к природе» (или «сознательное отношение»).

Под «потребительским отношением» понимается «безумное», «расточительное», «бесхозяйственное» и т.п. использование природы. А.Н. Ильина (1998 г.) использует термин «агрессивно-потребительское» отношение к природе.

Среди философов доминирует тенденция связывать типологию отношения к природе с нравственностью либо опять-таки с прагматизмом (который в этом случае понимается как отсутствие проявления нравственности по отношению к природе). В психологии рассматривается неоднозначный подход к проблеме отношения к природе. Исследователи из США Б. Рейтон и Э. Лангенау (1996 г.), изучая отношение американцев к диким животным, выделили 9 типов такого отношения. При этом отмечается, что людям, как правило, присущи различные типы, выраженные в разной степени.

1. «Натуралистическое» – интерес к жизни дикой природы, стремление вести натуралистические наблюдения (около 6% опрошенных).

2. «Экологическое» – абстрактное умозрительное понимание роли всех видов в стабильном функционировании экосистем (до 5%).

3. «Гуманистическое» – сильная эмоциональная привязанность к отдельным животным-любимцам, которые, однако, рассматриваются как существа, стоящие несопоставимо ниже человека (до 6%).

4. «Нравственное» – забота и общение с животными, которые воспринимаются как равные партнеры, по отношению к которым действуют все этические правила (более 20%).

5. «Научное» – интерес только к биологическим и физиологическим свойствам животных (менее 2%).

6. «Утилитарное» – акцент на полезность животных и прибыль, извлекаемую с их помощью (до 15%).

7. «Властное» – удовлетворение от господства над животными в спортивном контексте: охота, родео и т.п. (менее 5%).

8. «Негативное» – неприязнь, страх перед животными или полное безразличие к ним (более 7%).

9. «Эстетическое» – симпатия к животным, понимание их культурного значения для человека. Российский врач-психотерапевт М.Е. Бурно (1989 г.) утверждал, что для достижения терапевтического эффекта важно помочь каждому пациенту определить его субъективное отношение к природе. Опираясь на тип отношения возможно с наибольшей точностью подобрать тот набор техник взаимодействия, который помогает максимально эффективно использовать общение человека с животным. Анализируя эти труды и опираясь на свои многолетние наблюдения за общением между детьми и собаками, собаками и взрослыми, мы сделали предположение о том, что животные могут быть лекарями как своих хозяев, так и других людей, которые будут общаться с ними. Нас сильно поразила картина, когда мальчик с диагнозом ДЦП, сидящий в коляске и с трудом берущий в руки предметы, с горящими глазами и неподдельным восторгом размеренно и плавно вычесывает собаку... И таких примеров можно привести множество.

Вернемся к типологии отношения к природе, разработанной нашими современниками В.А. Левиным и С.Д. Дерябо (таблица 3).

 

Типология субъективного отношения к природе Таблица 3.

 

 

Перед тем как перейти к описанию типов, хотелось бы отметить, что чистых типов не бывает и в основном встречаются смешанные. Объективный характер отношения подразумевает отношение к предметам природы и живым существам как к объектам, если вспоминать терминологию Мартина Бубера «Я-Оно». Субъективный характер отношения подразумевает отношение к природе как к субъекту, т.е. равноправному участнику взаимодействия. Такие взаимоотношения М. Бубер описывает как отношения типа «Я – Ты». Только в этом случае возможно чувственное сопереживание животным. В нашем случае интересно взаимодействие с собаками. Данный тип отношения будет не только характеризовать позиционирование человека, но и в том числе определять тип реакции на поведенческие проявления животного.

Объективно-прагматическое отношение к природе связано с ее восприятием в качестве источника материальной пользы, поставщика ресурсов, т.е. природа воспринимается «как средство». При этом природа выступает для личности в качестве объекта, лишенного самоценности. Человек оказывает на объектно воспринимаемую природу лишь свое одностороннее воздействие, может полностью ею распоряжаться, «покорять» и т.п.

Такое отношение свойственно не только «технократам», но также распространено среди лиц с низким уровнем интенсивности субъективного отношения к природе и особенно доминирует в старшем подростковом возрасте. Примером такого отношения может служить взгляд на собаку как на существо, которое обязано охранять жилище.

Субъективно-прагматическое отношение характеризуется тем, что природные объекты могут субъективно восприниматься в качестве своего рода субъектов, партнеров взаимодействия. По отношению к ним возможны процессы эмпатии (сопереживание и вчувствование, этот процесс говорит о том, что хозяин может поставить себя на место собаки и понять ее чувства, боль и т.д.), идентификации, рефлексии. Однако основная мотивация взаимодействия с ними носит преимущественно прагматический характер.

Например, лошадь в крестьянском хозяйстве часто пользуется настоящей любовью и уважением, но все это происходит на фоне ее прагматического использования. Хозяин может хорошо понимать состояние лошади, но при этом заставлять ее делать то, что нужно ему, используя порой для этого те чувства привязанности и преданности, которые испытывает к нему лошадь, то есть манипулируя ею.

Такой тип отношения можно достаточно часто встретить у сельских жителей, проводников служебных собак, дрессировщиков и т.д.

Разрабатывая нашу методику, мы столкнулись с тем, что основная литература по методам дрессировки собак написана именно в ключе субъективно-прагматического отношения к собаке. В своей работе мы попытались максимально сместить этот акцент на взаимоотношение с собакой как с равноправным участником взаимодействия, субъектом, который выполняет свою трудную, но очень важную работу.

Объективно-эстетическое отношение свойственно людям, ориентированным в первую очередь на чувственное, эстетическое восприятие, на эстетический характер действий по отношению к природным объектам.

Это отношение характеризуется особой чувствительностью к «чувственной выразительности природы», способностью «непосредственно постигать объекты на основе своей чувственной эстетической восприимчивости, их объективные материальные признаки (цвет, форма, пропорции, ритмы, размеры, симметрия, динамика, звучание и т.п.)» (Печко Л.П., «Эстетическая культура и воспитание человека», 1991 г., с. 75). При этом природа остается в образе мира личности в качестве «объекта», который – при всей своей привлекательности – несопоставимо далек от возможности партнерского субъект-субъектного взаимодействия с ним.

Такой тип отношения может проявляться у научных работников, художников, цветоводов и особенно доминирует в юношеском возрасте (16–17 лет).

Субъективно-эстетическое отношение отличается от предыдущего типа восприятием эстетически переживаемого природного объекта как своего рода субъекта, то есть способностью «вживаться в его образ» (Печко Л.П., «Эстетическая культура и воспитание человека», 1991 г.), эмоционально откликаться на его витальные (жизненные) проявления, испытывать к нему сопереживание, симпатию, в конечном итоге – в желании взаимодействовать с ним как с партнером, в признании его самоценности и готовности уважать эту самоценность.

Такое отношение наиболее выражено у писателей-натуралистов, художников-анималистов.

Объективно-познавательное отношение характеризуется доминированием когнитивного (знаньевого) компонента отношения к природе и когнитивным типом экологических установок. Природа воспринимается в первую очередь как объект изучения, «рационально-научный». При этом для получения соответствующих знаний природный объект может подвергаться деструктивному воздействию, порой жестокому; за ним не признается право на самоценность.

Такой тип отношения встречается у ученых-биологов, занимающихся лабораторными исследованиями, весьма распространен среди учителей-естественников. Именно объективно-познавательным духом отношения к природе (наряду с объективно-прагматическим) пронизано школьное биологическое образование.

Субъективно-познавательное отношение отличается от предыдущего направленностью на изучение природы при осознании самоценности и неповторимости каждого природного объекта, признании за ним безоговорочного права на существование, возможности равноправного взаимодействия.

Такой тип отношения характерен для многих ученых-зоологов, посвятивших себя экологическим исследованиям. Я. Линблад (1983 г.) в своей книге «Белый тапир и другие ручные животные» пишет о животных как об «индивидуальностях» и «личностях» (!). Этот тип отношения доминирует в дошкольном и младшем школьном возрасте. При таком отношении можно говорить о том, что домашний питомец будет восприниматься как член семьи и его интересы будут учитываться. Дети склонны разговаривать с домашними животными, делиться с ними своими переживаниями, проигрывать различные социальные взаимодействия (как мама или папа по отношению к питомцу). Именно этот момент является ключевым в кинологической психокоррекции с детьми.

Объективно-практическое отношение характеризуется преобладанием практического компонента интенсивности и доминированием практического типа экологических установок. При этом объект природы выступает «как средство» удовлетворения потребности личности в технологической и психологической вооруженности, не являясь сам по себе «целью» контактов с ним.

Например, аквариумист путем долгих практических усилий добивается разведения редких, «трудных» рыбок. В результате повышается его самооценка, растет авторитет среди товарищей по увлечению. Самих рыбок он воспринимает объективно: их можно легко продать, «выбраковать» мальков и т.д.; они представляют ценность только в плане социального престижа.

Субъективно-практическое отношение характеризуется направленностью практических действий человека непосредственно на природный объект, то есть к нему складывается отношение «как к цели». Природный объект воспринимается в качестве полноправного партнера. Человек становится чувствительным к проявлениям природного объекта, субъективно интерпретирует их как «ответы» на свою активность и в результате рефлексии (осознавания) корректирует ее с учетом «интересов» природного объекта.

Такое отношение наиболее типично для настоящих любителей собак, кошек, других комнатных животных и даже растений. Следует отметить, что порой такое отношение складывается только к любимому природному объекту, в то время как отношение к «остальной» природе может носить даже объективно-прагматический характер.

Объективно-охранное отношение характеризуется доминированием поступочного компонента интенсивности при объективном восприятии природы. Такое отношение формируется в контексте «дальнего прагматизма»: природа воспринимается как собственность всего человечества, в том числе и будущих поколений, в интересах которых и требуется охрана природных объектов.

Именно такой тип отношения к природе традиционно именуется в педагогике «сознательным», «ответственным», «рациональным» и т.д. и провозглашается целью экологического образования. Такое отношение часто встречается у «зеленых» и других активистов природоохранных движений, школьных учителей, которые выдвигают различные лозунги в защиту природы и т.п.

Субъективно-этическое отношение характеризуется доминированием поступочного компонента и этических экологических установок личности. В этом случае природа уже не воспринимается как объект одностороннего воздействия человека, за ней психологически признаются качества, свойства субъекта со всеми вытекающими из этого последствиями: контакты между природой и человеком воспринимаются уже именно как взаимодействие; природа, как и любой другой субъект, имеет право на существование «просто так», вне зависимости от «полезности» или «бесполезности» ее для человека; из «ресурсов» она превращается в партнера человека, который из завоевателя и покорителя природного сообщества становится одним из его членов, обладающим такими же правами, как и любой другой.

В этом случае сферой этики становятся уже не только отношения между людьми, но и отношения с животными, растениями и целыми экосистемами. Это подразумевает не только наличие определенных обязанностей, связанных с природой, но и того, что можно назвать «экологической совестью» – внутреннего психологического механизма сознательной регуляции человеком своего поведения при взаимодействии с природой.

Субъективно-этический тип свойственен людям с наиболее высоким уровнем интенсивности отношения к природе. Он доминирует в младшем подростковом возрасте – при максимальном в онтогенезе уровне интенсивности этого отношения.

Здесь рассматривается позитивистский подход, но при этом необходимо помнить и о новой тенденции развития философской науки в XX веке. Об этом подробно писал Библер: «Логика XX века будет направлена на соединение мировоззрения, которое будет проходить через учитывание целостности и жесткой структуры». Мы снова сталкиваемся с отходом от жесткой детерминированности к дуалистичности подходов. Можно говорить о вхождении духовного и божественного в науку – это совершенно новый виток развития философии и научных подходов к человеку, ярко прослеживается антропологичность (изучение человека как целостной системы, включенной в систему мироздания). Рассматривая нашу методику, хотелось бы подойти к развитию человека комплексно, не вычленяя его из системы и разбивая на отдельные диагностические блоки, а объединяя его состояния и позиционируя целостность и единство. Очень важно включить человека в систему связей мироздания, преодолеть человеческую ограниченность и надуманную «великость».

 


Категория: ИНТЕРЕСНОЕ ОБО ВСЕМ | Добавил: Лариса (23.05.2010)
Просмотров: 704 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
» Форма входа
Логин:
Пароль:

» Поиск

» Друзья сайта

» Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz